Как преодолеть «некомпетентность» в вопросах семейной жизни?

Европейские страны, включая Россию, усвоившие либеральные ценности и рыночный уклад экономики, в последние 20 лет столкнулись с колоссальными трудностями и проблемами, связанными с распадом традиционной семьи. Христиане всех конфессий уже на раз проводили различные форумы, на которых взывали к человечеству, предлагая одуматься и вновь вернуться к традициям христианской семейной жизни, скрепляющим в единое целое супругов, родителей и детей.

Неумолимая статистика свидетельствует, что в европейском сообществе и современной России в сознании людей складывается, так называемая, «новая модель семейной жизни». Ее сущность состоит в том, что мужчина и женщина предпочитают жить совместно, не регистрируя свои супружеские отношения. При этом они имеют выраженное влечение друг другу и считают себя подходящими сексуальными «партнерами», но, вместе с тем, откладывают рождение детей на все более поздние сроки, когда уже создан прочный материальный базис и решены проблемы личного карьерного роста. Социологические опросы говорят о том, что уже почти  65% молодых людей предпочитают «гражданский брак», а  возраст рождения детей превышает 24 года у женщин и 27 лет у мужчин. Кроме того, с каждым годом увеличивается количество молодых людей (более 10%), предпочитающих сознательную «бездетность». В связи с этим, чаще всего, в современных семьях растут всего 1-2 ребенка, а количество многодетных семей составляет в обществе весьма небольшой процент.

При этом, наибольшие трудности в семейной жизни возникают в семьях по вопросам воспитания детей, особенно в тот период, когда дети вступают в период подростково-юношеского возраста, когда они выбирают свой жизненный путь и начинают строить свое мировоззрение. Именно в тот момент, когда юноши и девушки входят в самостоятельную жизнь, когда, казалось бы, им особенно становится нужен опыт жизни родителей, между «отцами» и «детьми» возникают непримиримые противоречия, создающие «полосу отчуждения».

Заметим, что проблема «отцов» и «детей» тревожила людей во все времена. Но, пожалуй, только в последние годы священнослужители, общественные деятели, политики, социологи, психологи и другие специалисты начали говорить о том, что надвигается угроза полного распада связи поколений. По меткому определению современного православного журналиста и писателя А. Рогозянского: «Молодежные ценности выступают как самостоятельные, самодостаточные и даже более того – противопоставленные ценностям старших…Взрослый и подростковый миры, по сути, утрачивают всякую связь друг с другом. Как две параллельные плоскости не образуют общих точек пересечения (по крайней мере, в классической геометрии), так же и дети с отцами бродят в своих параллельных мирах, почти не имея почти никаких шансов на своих путях встретиться и найти какое-нибудь единое дело или пересекающиеся цели, ради которых стоило бы поискать общий язык. Есть только две вещи, которые нужны подросткам и молодежи от взрослых: в 16 лет получить паспорт, в 18 – водительские права и право управлять собственностью. Все остальное – самое захватывающее, веселящее, глянцевое – лежит в плоскости молодежных «тусовок»[1] (с. 37).

Усвоение ценности «свободы без границ и моральных запретов», происходящее через различные Интернет-сообщества, накладывает глубокий отпечаток на межличностные отношения, которые ранее формировались в нашей стране в соответствии с укладом жизни, базирующимся на религиозных традициях Православия. Сегодня можно видеть, как свобода слова, свобода мнений и выражения своей индивидуальной позиции, проповеданные сторонниками «либерализма» и распространенные в среде подростков и молодежи, приводят к ниспровержению авторитетов родителей и педагогов, проявлению бунта против попечения, воспитания и опеки, необузданному стремлению к самоутверждению. Традиционный конфликт «отцов» и «детей» достигает сейчас такого накала, что можно говорить о восстании младшего поколения против старшего поколения. Каким бы ни был авторитет: религиозным, нравственным, общественным или семейным – он теперь может быть поставлен под сомнение, высмеян, раскритикован и отвергнут. Молодые люди вступают в самостоятельную жизнь, отметая опыт своих предков. Они ошибочно полагают, что морально-нравственные ценности, которыми руководствовались в прежние годы их родители, отцы и деды – полностью устарели. Выдвигая на первый план материальные приоритеты и возможность получения самых изысканных удовольствий, современные юноши и девушки нередко вступают не только в конфликт с законами Российской Федерации, но и с Законами Божиими.

Свобода нравов молодежных сообществ, жажда самоутверждения и расцерковленность сознания нередко приводят юношей и девушек к кощунственным и богохульным протестным акциям. Печально известный, скандальный «панк-молебен» феминистской группы «Pussy Riot», совершенный 21 февраля 2012 г. в Храме Христа Спасителя, буквально взорвал российское общество циничностью действий молодых девушек, протестующих против возрастающего авторитета Русской Православной Церкви в современном российском обществе. Одновременно с этим по всей стране прокатилась серия актов вандализма и попрания христианских святынь, которые выявили, насколько опасно распространение либеральных ценностей в подростково-молодежной среде. Незрелое, неокрепшее сознание юношей и девушек, соблазненное возможностью низвергать все и всех, невзирая на личности, толкает их на преступные и вызывающие действия, грозящие расколом единства нации. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, отмечая увеличение антицерковных настроений в обществе, сказал на многотысячном молебне в поддержку духовных традиций Православия, что «в последнее время страна наша, народ наш, Церковь проходили через искушения, через следовавшие одно за другим осквернения святынь, поношения самого имени верующего человека».[2]Это заставляет церковную общественность о многом задуматься…

По сути, мы живем сейчас в обществе, которое можно назвать обществом тотальной «некомпетентности» в вопросах семейной жизни.

Проявления «некомпетентности» людей в повседневной жизни выражается, прежде всего, в том, что у них утрачивается ценностно-смысловое значение брака, семьи, рождения и воспитания детей. Слова: «семья», «брак», – в настоящее время рассматриваются многими молодыми людьми как устаревшие или формализованные понятия. Чаще всего молодежь считает, что «брак» – «это чистая условность», «штамп в паспорте», «дань традиции» и не более. По мнению многих юношей и девушек, «семья» – «это общая фамилия», «общая жилплощадь», «имущество и общее хозяйство», «общие дети». Именно по этим причинам многие не хотят регистрировать свои взаимоотношения, предпочитая так называемый «гражданский брак», в котором «никто никому не должен и нет никакого формализма».

Состояние «некомпетентности» современных людей, вступающих в брак, выражается также и в том, что поиск подходящего спутника жизни осуществляется на основании учета преимущественно материального достатка. Достижение счастья в супружестве стало отождествляться с возможностью выйти замуж и жениться с материальной выгодой для себя. Имущественный достаток, стремление войти в «элитарные» слои общества, дающие возможность жить в роскоши, строить не просто жилье, а замки и дворцы со спец-охраной (желательно за рубежом), приобретать самые дорогие автомобили в самых дорогих салонах, вести праздный образ жизни и т.п., – все это значительно увеличило количество людей, создающих так называемые «неравные браки», с большой разницей в возрасте мужа и жены, достигающей порой 30-40 лет. «Продвинутые» молодые девушки цинично разрабатывают планы обольщения состоятельных бизнесменов и уже далеко немолодых мужчин с тем, чтобы превратить их в последствие в своих «спонсоров», которые готовы удовлетворить их любую прихоть и каприз.

С духовно-нравственной и психологической точки зрения появление признаков «некомпетентности» означает, что в структуре жизнедеятельности человека и в структуре его личности происходят существенные изменения, обусловленные изменением «модуса бытия»[3] (с.101-102). Теряя «модус бытия личности», неразрывно связанный со стремлением человека к творческой самоотдаче, совершенствованию самого себя и своей жизнедеятельности, любви к Богу и ближнему, и, переходя к «модусу бытия индивидуальности», – человек стремится, напротив, упростить свои жизненные задачи, сэкономить жизненные силы, пожалеть самого себя и начать жить и действовать «не напрягаясь». Рационализм и прагматизм, эгоизм и эгоцентризм, внедряясь в сферу человеческих взаимоотношений, убивают высокие чувства дружбы, любви и товарищества, лишают человека проявлений сочувствия и сорадования по отношению к ближним, способности к благородным и ответственным поступкам, самоотверженному отношению к выполняемому делу. Скатываясь на «уровень бытия индивидуальности», желая сберечь свои жизненные силы и жить, «не напрягаясь»», человек постепенно лишается всех тех преимуществ, которыми Господь наделил человека в отличие от животных.«Ибо, кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее…» (Мф., 16:25), – говорится в Евангелии.

Деградация личности, обусловленная понижением уровня «модуса бытия человека», приводит к тому, что взамен высоких нравственных чувств и побуждений у человека формируются различные чувственные страсти и зависимости. Утрата смысла брачно-семейных взаимоотношений приводит людей, по выражению философа И.А. Ильина, к параллельному «рядом-жительству»[4] (с.145). При этом семья как «добровольное единение в любви», как явление глубочайшей духовно-нравственной, социокультурной, психологической и хозяйственно-бытовой общности («со-причастности» – по выражению И.А. Ильина) между людьми исчезает, и между близкими людьми возникают отстраненные, эмоционально-холодные, равнодушные и потребительские отношения. «Ошибки в понимании и реализации любви в супружеских отношениях, – писал в своих статьях протоиерей Владислав Свешников[5](с. 10), – приводят к тяжелым последствиям. Человек либо начинает ценить в любви исключительно свои плотско-душевные ощущения, либо стремится подавить волю супруга, и в этом находит смысл жизни. Бывает и так, что супруги живут друг с другом по инерции, в состоянии бессодержательного тоскливого равнодушия». При этом возникают труднопреодолимые барьеры в супружеских и детско-родительских взаимоотношениях, рождаются внутрисемейные конфликты, которые постепенно могут перерастать в открытую и непримиримую вражду. Евангельское выражение Спасителя: «Враги человеку – домашние его» (Мф.,10:36), – наилучшим образом характеризует современное состояние межличностных отношений в кругу семьи.

В ряду причин, обуславливающих «семейную некомпетентность», лежит кризис личности, выражающийся в бездуховности, неверии и потере ответственности за совершаемые поступки. «Деградация личности ведет ко многим печальным последствиям. Человек начинает жить, руководствуясь пристрастиями и страстными склонностями, становясь эгоистом и эгоцентристом. Он выдвигает к себе и окружающему миру целый ряд необоснованных претензий и стремится во чтобы то ни стало осуществить их во внутренней жизни или на уровне внешних обстоятельств», – пишет протоиерей Владислав Свешников [6] (с. 12).

«Некомпетентность» современных людей в подготовке к началу брачной жизни убивает чувство супружеской любви и заменяет ее расчетливым и холодным манипулированием. Вместо добровольного единения в любви и живой сопричастности мужа и жены в общей семейной жизни, формируются изощренные способы психологических манипуляций, основанные на лжи и лукавстве, позволяющие каждому из супругов существовать независимо друг от друга, сохраняя до поры и времени видимость супружеской верности, искренности и привязанности. С годами «индивидуалистическая» жизненная платформа, сформированная в детские и юношеские годы, становится все более явной: эгоизм и эгоцентризм первоначально толкают супругов на соперничество друг с другом за приобретение «независимости и неограниченной свободы действий», формирование неуступчивой, требовательной личностной позиции, а затем, и вовсе, порождают различные конфликты, разногласия и полную конфронтацию. В результате оказывается, что люди вступали в брак не для того, чтобы навек соединиться прочными и нерушимыми связями взаимной любви, а для того, с помощью брачных отношений извлечь выгоду для себя, еще более возвысится и самоутвердиться в собственных глазах и в глазах окружающих людей. Демонстрация способности «жить для себя», прагматично искать выгоды, «брать» от жизни все возможные удовольствия мотивирует людей на поиск новых и новых партнеров, добиваясь неограниченной свободы собственных желаний и поступков. В связи с этим, стремление к «гражданскому браку», не связанному ни с какими обязательствами, становится закономерным следствием подобной позиции.

Наиболее остро проблема «некомпетентности» ощущается в вопросе подготовки супругов к рождению детей и их воспитанию. В то время, как подлинное христианское отношение к рождению ребенка связано с восприятием его как «благословенного Дара Божьего», дающего самим родителем дополнительный «шанс на спасение души», в настоящее время процветает циничное отношение к ребенку как своей «собственности», как «вещи». В связи с этим, возможность «родить» или «не родить» ребенка стала рассматриваться многими родителями произвольно, в связи с наличием или отсутствием благоприятных материальных условий жизни. Согласно учению Церкви, ребенок (даже еще не родившийся) всегда «субъект», личность, имеющий право на жизнь и свою собственную судьбу, и свои отношения с Богом. Но в условиях современной жизни, ребенок, как правило, «объект» родительской заботы и проявления родительской воли. Поэтому в сознании современных людей бытует представление о том, что не ребенок рождается и приходит в мир как новая человеческая личность, а родители его сначала «делают», а затем «рождают». В речи современных людей прочно укоренилось словосочетание «завести ребенка», которое ранее использовалось только в отношении домашних животных. Поэтому, когда ребенок является вовсе нежеланным или непосильным «бременем», отвлекающим родителей от решения важных личных проблем, делают аборт, оставляют в роддоме или просто убивают сразу после рождения. Безжалостная статистика свидетельствует, что сейчас в России в 64% случаев беременность завершается абортом, а около 130 000 детей воспитывается в детских домах и интернатах. Более того, в последнее время стали появляться ужасающие случаи избавления от нежелательных забот, связанных с воспитанием детей, в возрасте от 5 до 14 лет путем их убийства или доведения до самоубийства. В хронике криминальных происшествий все чаще появляется информация о похищении маленьких детей с целью выкупа, изнасилования или даже продажи в качестве «живого товара» для трансплантации органов.

Низведение ребенка на положение «объекта» воспитательных воздействий родителей не позволяет устанавливать конструктивный диалог в детско-родительских взаимоотношениях. При этом сам процесс воспитания трансформируется в различные виды манипуляций, посредством которых родители стремятся как можно дольше удержать под контролем поведение своих детей. Стремясь к «управлению» их жизнедеятельностью, родители подавляют личность и волю своих детей, навязывая несвойственные им формы восприятия действительности и реагирования. Нередко длительное психологическое давление родителей формирует в душе ребенка выраженный протест, который наиболее ярко проявляется в подростковом возрасте. В этом случае взросление ребенка приводит нередко к девиантному (отклоняющемуся от общественных законов) поведению, подталкивает его к общению со сверстниками в уличной компании, в которой подросток может постепенно приобщиться к употреблению алкоголя и наркотиков. Таким образом, оказывается, что игнорирование духовных и психологических закономерностей формирования личности ребенка приводит к разрыву детско-родительских отношений, утрате доверия к отцу и матери и искусственному «выталкиванию» детей за порог родительского дома. Анализируя подобные явления, А. Рогозянский пишет: «Настоящей любви к детям – той, которая не постоит за ценой и которой приятней всего находиться вместе с детьми, – такой любви нет, и в ребенке она не воспитывается. Каждый существует сам по себе. Мама и папа целый день на работе, дети в школе или «на воле». Не остается иных ценносей и смыслов, кроме индивидуальных, эгоистических, и дети рано, с самых пеленок, усваивают обособленность и своеволие. Они, по существу, привыкли обходиться без любви и сами не знают, что такое любить. Они научились тихо, «под шумок», использовать свою свободу так, чтобы не навлекать на себя лишний раз недовольство»[7] (с. 25).

Разрушение доверительных контактов в детско-родительских отношениях наносит личности ребенка тяжелые травмы на всех уровнях его жизнедеятельности: духовном, душевном и телесном. В духовной сфере происходит изменение структуры жизненных ценностей, связанное с формированием культа удовольствий, наслаждений и сребролюбия. Вместе с этим происходит оскудение совестных чувств, дезориентация в выборе жизненных целей и задач, не формируется должный уровень ответственности за дела, слова и поступки. Аномалии родительской любви нарушают душевный строй ребенка и приводят к задержке развития высших психических функций. Психологам и педагогам хорошо известно, что неблагополучие в семейной жизни приводят к нарушению вербально-логического мышления, опосредованного запоминания, чувственно-эмоциональной сферы, активного внимания и понимания речи. На телесном уровне развиваются различные психогенные и соматические заболевания, снижается настроение, ухудшается самочувствие и работоспособность, наблюдается быстрая утомляемость от выполняемой физической и интеллектуальной деятельности. Очень часто у детей повышается тревожность, появляются страхи, различные невротические нарушения здоровья. Таким образом, некомпетентность родителей в вопросах воспитания детей вызывает глобальный разлом личности ребенка «сверху-донизу», искажающий его последующую жизненную судьбу, вызывающий «застойные явления» в области психической жизни и нравственную деградацию.

Педагогическое «измерение» общественного сознания фактически в современной жизни совсем исчезает. Педагогическая «некомпетентность» приводит к тому, что родители очень смутно понимают значение слова «воспитание». «Сама этимология слова «вос-питание» предполагает восприятие человеком извне того, что будет питать и укреплять его. Это слово показывает, что человек от рождения нуждается в помощи и поддержке извне… Роль педагога в деле воспитания, с точки зрения православного мировоззрения, — это помощь ребенку; истиным же Педагогом здесь является Иисус Христос, поскольку Он совершает личное попечение о любом человеке и лично ведет его ко спасению. С этой точки зрения, земной педагог – лишь соработник Бога, его ассистент», – пишет С.Ю. Дивногорцева[8] (с. 41).

Церковь утверждает, что духовно-нравственное воспитание детей является исконной функцией семьи. Чистая детская душа маленького ребенка, способного естественным образом любить своих родителей, простодушно доверять им, слушаться и прощать от всего сердца – настолько ценна для Бога, что Христос сказал своим ученикам: «Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царствие Небесное»(Мф.,18:3). Занимаясь воспитанием своих детей, родители должны проявлять душевную чуткость и тонкую духовно-нравственную интуицию для того, чтобы найти правильный подход к своим чадам. Христианская педагогика отрицает применение стереотипов и требует от родителей живого, творческого, нестандартного и индивидуального подхода к ребенку. Необходимые виды наказания детей должны подбираться родителями продуманно и взвешенно, с учетом возраста и наличия душевных сил, необходимых для осмысления происшедших событий и преодоления порочных наклонностей. По мнению святых Отцов Церкви, нельзя наказывать детей с раздражением и ненавистью. «Отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали», – писал святой апостол Павел (Кол.,3: 21). Нужно наказывать детей спокойно, с любовью. Когда дети почувствуют эту любовь, они почувствуют, что заслуживают наказания, – тогда наказание будет с пользой и может их исправить. Исследуя проблему формирования послушания детей, И.А. Ильин писал: «…Дисциплина не может возникнуть из атмосферы родительского террора, от кого бы он ни исходил – от отца или от матери. Такая система террора, поддерживаемая криками и угрозами, моральным гнетом или телесными наказаниями, вызывает у здорового ребенка чувство возмущения, легко переходящее в отвращение, ненависть и презрение. Ребенок чувствует себя униженным и не может не возмущаться; эта система изливает на него поток оскорблений, и он не может противостоять им. Эти унижения и оскорбления он может, что называется, «проглатывать» и сносить молча; но его бессознательность никогда не изживет этих травм и не простит их родителям»[9] (с. 191). Важно, чтобы наказание воспитывало ум, волю и сердце ребенка, пробуждая в нем действие совести и страха Божия. Важно помнить, что задача родителей не подавить личность ребенка, а создать условия для ее правильного, духовного и нравственного развития.

Воспитание доброго нрава ребенка и его способности к добродетельной жизни определяется тем, насколько сами родители способны показать ему добрый пример. “Если хочешь воспитывать других, — говорил своим ученикам святитель Василий Великий, – воспитай сначала самого себя в Боге”.

Хорошо известно из церковной истории, что правильный, иерархически выстроенный уклад семейной жизни, в котором органически соединяются отцовская и материнская линии поведения, благотворно сказывается на формировании детской души, воспринимающей почитание родителей и послушание им как необходимые условия благополучного личностного возрастания. Опыт семейного общения научает человека преодолению греховного эгоизма и закладывает основы здоровой гражданственности. Именно в семье, как в школе благочестия, формируется и крепнет правильное отношение к ближним, а значит к своему народу, к обществу в целом. Живая преемственность поколений, начинаясь в семье, обретает свое продолжение в любви к предкам и Отечеству, в чувстве сопричастности к истории своего народа. По удачному выражению, И.А. Ильина, духовно-здоровая семья является “школой христианской любви”, “школой взаимного доверия и источником формирования религиозных, национальных и отечественных традиций”, “школой верного авторитета” и “школой здорового чувства частной собственности, предприимчивости, ведения хозяйства и организации бытовой жизни”[10] (с. 148-155). Иными словами семья – есть та духовно-нравственная, культурная и социально-психологическая среда, в которой закладывается и формируется семя – «я», т.е.ядро полноценной личности ребенка.

Итак, перед родителями стоят три главнейшие задачи:

во-первых, стать носителями того духовно-нравственного образа жизни, который они стремятся привить детям;

во-вторых, создать и непрерывно поддерживать в семье такую духовно-культурную и психологическую атмосферу, в которой формировалось бы и закреплялось изначальное стремление ребенка к возвышенному, святому и доброму;

а, в-третьих, найти педагогически верный подход к душе ребенка, побуждающий его к добровольному укоренению в Боге и ненасильственному восприятию церковной традиции жизни.

Не так давно протоиерей Артемий Владимиров по этому поводу писал: «Мы живем в такое время, когда мы должны явить чудеса духа, веры, любви и премудрости не перед лицом мучителей и гонителей, не перед лицом сильных мира сего, но перед лицом собственных детей: они более всего нуждаются в нравственном возрождении, в явлениях силы Божией, которая находится не где-нибудь, а в нашем собственном сердце, если мы крещены во имя Святой Троицы[11] (с. 110-11).

Если бы семья сохранила свои прежние воспитательные функции и осталась бы подлинной «домашней Церковью», педагоги церковных школ могли бы ограничиться лишь преподаванием Закона Божия, Катехизиса и других духовных дисциплин, а педагоги общеобразовательных школ – курсов «Основы православной культуры», «Религиоведения» или «Основы христианской нравственности». Однако в нынешних условиях разрушения и распада семьи, на этом никак нельзя останавливаться. Теперь каждый педагог призван стать, прежде всего, воспитателем, т.е. попечителем о детской душе, проявляющим заботу о том, чтобы она увидела, восприняла и усвоила некий, несомненно, добрый, спасительный пример, побуждающий ее к дальнейшему росту и совершенствованию. Без этого примера и наставления в добре ребенок теряет способность формироваться как полноценная личность. При этом необходимо помнить, что«роль семьи в становлении личности исключительна, ее не могут подменить никакие другие социальные институты»[12] (с.142), – писал в своих трудах известный богослов, педагог и психолог протоиерей Василий Зеньковский. Христианский подход к воспитанию предполагает, что родители смогут воспринять свое “отцовство” и “материнство” как педагогическое служение Богу и ближнему. Педагоги и воспитатели призваны помогать родителям в осознании и осуществлении своего воспитательного предназначения.

Мы убеждены в том, что в условиях современной жизни семейный очаг — оплот стабильности общества и государства, – должен стать их главным предметом попечения. Укрепление и созидание семьи как некого духовного целого, как первичной духовно-нравственной, социо-культурной и психологической среды, формирующей личность человека, должно быть отнесено к числу приоритетных социальных задач, от которых зависит, в конечном счете, благосостояние общества. В связи с этим, возникает настоятельная необходимость финансовой поддержки социальных структур, занимающихся решением проблем семьи и воспитания детей, охраной отцовства, материнства и детства, социальной поддержкой многодетных и малообеспеченных семей, семей, имеющих детей-инвалидов, социальным обеспечением детей-сирот и детей, оставшихся без надзора родителей. Содержание детских домов, приютов, интернатов, детских приемников-распределителей, профилактика детской безнадзорности и правонарушений должны стать объектом постоянного контроля и постоянной заботы со стороны государства. Деятельность средств массовой информации также должна соотноситься с необходимостью укрепления семьи и воспитания детей. Необходимо решительно остановить пропаганду насилия, секса, цинизма и половой распущенности в сфере семейных взаимоотношений, ведущуюся в прессе, по радио и телевидению на всех каналах вещания.

При этом средствам массовой информации нужно существенно расширить состав программ семейной и воспитательной направленности, в которых будет отражена необходимость духовного единения и душевной поддержки членов семьи. Особое место в общественной и государственной жизни людей должно быть уделено развитию и упорядочиванию служб профессиональной психологической, психотерапевтической и психиатрической помощи, способных оказать действенную помощь людям, попавшим в кризисные семейные обстоятельства. Следует подчеркнуть, при этом, что помощь специалистов не должна идти в разрез с традициями христианской антропологии.

Образовательные учреждения – школы, профессионально-технические училища и колледжи, средне специальные и высшие учебные заведения – имеют возможность осуществлять тесный контакт с семьями учащихся. Важно, чтобы при этом педагоги образовательных учреждений занимали не внешнюю, критическую позицию по отношению к семье и ребенку, а позицию сострадания и деятельной помощи. Отеческие и материнские функции, проявленные педагогами в ходе учебно-воспитательного процесса, способны вызвать мощный подъем в душе учащихся. Хороший педагог, которого дети и подростки запоминают на всю жизнь, это всегда Учитель и Воспитатель, это всегда Друг, который способен наставить и вразумить, открыть дорогу в будущее. Деятельность школы должна также предполагать возможность активного включения родителей в обучение и воспитание детей. Творческий потенциал родительских комитетов следует использовать не только для решения организационных вопросов, но и для распространения полезного опыта семейного воспитания, для развития кругозора учащихся и приобщения их к культурной и общественной жизни, изучения истории страны и города, профориентации и осознанного выбора профессии, организации летних семейных поселений для труда и отдыха. Важно, чтобы школа поддерживала любое начинание родителей, направленное на укрепление внутрисемейных взаимоотношений и заботу о духовно-нравственном воспитании детей. В результате такого взаимополезного сотрудничества, очевидно, можно повысить положительную ориентацию учащихся на учебную деятельность и успешно подготовить их к будущей самостоятельной жизни.

В последние годы большая работа, направленная на поддержку современной семьи, материнства и детства была проведена лично Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом. Высказанные им предложения в адрес Президента РФ, органов законодательной и исполнительной власти, могут стать важными направлениями со-работничества Церкви и государства в сфере «народосбережения». В своем недавнем выступлении на заседании Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства Святейший Патриарх сказал: «Семья является Богом установленной ценностью… Поэтому у Церкви особое отношение к сохранению семьи… Убежден, что помощь семье – это ключевая задача, которая стоит сегодня перед государством и Церковью. Мы должны понять, что крепкая семья – это действительно залог нашего будущего»[13].

Церковь, государство и школа должны сегодня объединить свои усилия, направленные на укрепление семьи и оказание помощи родителям в духовно-нравственном воспитании детей. В посланиях Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла не раз отмечалось, что укрепление института семьи является задачей государственного масштаба. Церковь может быть активной со-работницей государства в решении данной задачи, но не может взять на себя всю полноту ответственности за ее решение. «Церковь сегодня нуждается в том, чтобы и гражданское общество, и власть ради заботы о людях ставили перед собой задачу укрепить институт семьи, осознать важность добрых семейных отношений»[14] (с. 362). Еще в начале 2011 г. Святейший Патриарх Кирилл выдвинул инициативы, направленные на укрепление современной семьи: это борьба с абортами, всемерная поддержка многодетных семей, оказание помощи детям, оставшимся без родителей, а также принятие новых государственных законов о защите семьи и детства. Реализацией предложений Святейшего Патриарха стало принятие решения РПЦ о создании Патриаршего Совета по охране материнства и детства в г. Москве, а центров защиты материнства в 25 городах России.

В настоящее время, когда над Россией всерьез нависла опасность вырождения нации, вследствие распада семьи, колоссального распространения пагубных явлений алкоголизма и наркомании, – следует понять, что наступило время целенаправленной, кропотливой созидательной деятельности, направленной на духовное оздоровление семьи и личности через приобщение людей к христианским семейным ценностям и традициям. Мы полагаем, что в нынешних условиях необходимо создать эффективную систему профилактики распада семьи, появления внутрисемейных конфликтов и взаимной неприязненности, приводящих детей и подростков к социальному «сиротству» и безнадзорности, духовно-нравственной и культурной деградации, душевной опустошенности и праздному образу жизни. Такая система профилактической помощи людям, попавшим в трудные жизненные и семейные обстоятельства, может быть создана, если на церковных приходах начнут работать православные семейные психологические консультации, семейные кружки и творческие студии, а также семейные досуговые клубы.

В заключении, хочется выразить глубокое убеждение в том, что, развивая созидательную духовно-просветительскую, социо-культурную и психолого-педагогическую работу, направленную на приобщение жителей нашей страны к христианской культуре семьи и семейных взаимоотношений, мы сможем ограничить распространение опасных тенденций, связанных с угрозой разрыва связи поколений.

 

_________________________________________________________________________________________

[1] Рогозянский А.В. «Хочу или надо». Книга для верующих и неверующих родителей. Санкт-Петербург: Знаки, — 2001г., 191 с.

[2]Цитируется по материалам Интернет-сайта www.patriarchia.ru. Слово Святейшего Патриарха Кирилла перед началом молебна в защиту веры, поруганных святынь, Церкви и ее доброго имени 22 апреля 2012г.

[3]Яннарас Христос «Вера Церкви». Введение в православное богословие. М.: Центр по изучению религий.- 1992г., 231 с.

[4]Ильин И.А. «Путь духовного обновления». Собрание сочинений, Том первый, М.: Русская книга-1993г., с. 41-284.

[5]Протоиерей Владислав Свешников «Кризис семьи – кризис личности». – В сб. «В начале пути…», М.: Храм Трех Святителей на Кулишках, — 2002г., с. 9-15.

[6]Протоиерей Владислав Свешников «Кризис семьи – кризис личности». – В сб. «В начале пути…», М.: Храм Трех Святителей на Кулишках, — 2002г., с. 9-15.

[7]Рогозянский А.В. «Хочу или надо». Книга для верующих и неверующих родителей. Санкт-Петербург:Знаки, — 2001г., 191 с.

[8]Дивногорцева С.Ю. «Духовно-нравственное воспитание в теории и опыте православной педагогической культуры» . М.: Издательство ПСТГУ – 2008г., с. 239.

[9]Ильин И.А. Сочинения в двух томах. Т.2, М.: Московский философский фонд. Издательство «Медиум» – 1994г.. 574 с.

[10]Ильин И.А. «Путь духовного обновления». Собрание сочинений, Том первый, М.: Издательство «Русская книга» -1993г., с. 41-284.

[11] Протоиерей Артемий Владимиров «Благодатные дары учительства». – В сб. «В начале пути…», М.: Храм Трех Святителей на Кулишках – 2002г., с 107-116.

[12] Протоиерей Василий Зеньковский «Проблемы воспитания в свете христианской антропологии», Клин: Фонд «Христианская жизнь» — 2002г., 272 с.

[13] Цитируется по материалам Интернет-сайта: www.patriarchia.ru. Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на первом заседании Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства. 06 апреля 2012 г.

[14] Приводится из книги Архиепископа Волоколамского Илариона (Алфеева) «Патриарх Кирилл: жизнь и миросозерцание» М.:ЭКСМО, — 2009г., 560 с.

Вернуться...